Переходим к рассмотрению четвертого вопроса, вопроса "правительственного часа", – "О развитии конкуренции и совершенствовании антимонопольной политики".

По данному вопросу на заседании присутствуют: Королёв Виталий Геннадьевич, заместитель руководителя Федеральной антимонопольной службы; Сергей Анатольевич Пузыревский, заместитель руководителя Федеральной антимонопольной службы; Максим Станиславович Рохмистров, аудитор Счетной палаты.

Коллеги, предлагается традиционный порядок: дать возможность руководителю Федеральной антимонопольной службы Игорю Юрьевичу Артемьеву выступить до 15 минут, далее вопросы, ответы, выступления, обмен мнениями. Нет возражений? Нет.

Слово предоставляется руководителю Федеральной антимонопольной службы Игорю Юрьевичу Артемьеву.

Пожалуйста, приглашаю Вас.

И.Ю. Артемьев. Глубокоуважаемая Валентина Ивановна, глубокоуважаемые члены Совета Федерации! Спасибо большое за возможность выступить перед вами и от имени Правительства, и от имени Федеральной антимонопольной службы и поделиться нашими соображениями и видением того, что сделано и делается в России, для того чтобы развивать и защищать конкуренцию.

Первый вывод, который хотелось бы сделать, заключается в том, что за последнее 10-летие именно благодаря работе законодателей, как вы знаете, были приняты четыре больших антимонопольных пакета. Фактически в России были созданы фундаментальные законодательные основы защиты и развития конкуренции. И поправки соответствующие, и законы принимались как собственно в области самого антимонопольного законодательства, законодательства о государственных закупках (о чем я скажу дальше), законодательства о государственном оборонном заказе, законодательства о рекламе и более сотни федеральных актов было изменено, я имею в виду федеральных законов, в отраслевом законодательстве. Практически в наиболее важных законах, таких как закон об электроэнергетике, закон об охране биоресурсов и других законах появились целые антимонопольные главы либо статьи, которые были имплементированы на основании общего законодательства в отраслевое законодательство. Почему и можно говорить о создании целостной системы в этой сфере.

Наше, российское законодательство было признано достаточно уже много лет, это произошло пять лет назад, организацией стран экономического сотрудничества соответствующим лучшим мировым практикам и мировым стандартам. То есть они соответствующие решения приняли уже на заседаниях своих органов. Были выданы некоторые рекомендации, которые на самом деле очень детально обсуждались и здесь, в Совете Федерации, и в Государственной Думе, и, естественно, в Правительстве. И вот эти рекомендации были реализованы в четвертом антимонопольном пакете, это те рекомендации, с которыми мы были согласны, они улучшали законодательство. И в целом этот большой цикл принятия всех необходимых законодательных актов в общем завершен на сегодняшний день, о чем мы хотели вам доложить.

Я хочу высказать слова самой глубокой благодарности депутатам российского парламента, членам Совета Федерации за то, что это было сделано с вашим участием, это было сделано в очень интенсивной и плотной работе с вашими комитетами. И, собственно, эту работу уже в каких-то доводочных вариантах, когда что-то нужно доводить уже до каких-то дополнительных… в виде каких-то дополнительных элементов, мы очень рады продолжить и дальше. И та рабочая группа, которая сегодня функционирует, безусловно, уже работает над теми новыми инициативами, которые есть.

 

 

Но, повторяю, они уже не будут носить такого глобального характера, как раньше, и это законодательство должно быть достаточно стабильным, мы должны поработать по этому законодательству лет 10–15, и, мне кажется, оно носит действительно фундаментальный характер.

Второе, что мы хотим вам доложить. Российская Федерация вот уже пять лет входит в двадцатку стран из примерно 145 стран, которые имеют соответствующие антимонопольные органы, в области правоприменения антимонопольного законодательства. Мы входим в большую десятку, то есть 10 стран, которые создают так называемый управляющий комитет Международной конкурентной сети, и, в частности, там мы являемся сопредседателями рабочей группы по борьбе с картелями. Это те такие достаточно фундаментальные вещи, о которых хотелось сказать.

Вместе с тем, конечно, нельзя не сказать и о том, что нас беспокоит. Нас беспокоит то, что сегодня действительно в экономике в силу различных причин, прежде всего общемирового кризиса, в котором, в общем, Российская Федерация не виновата абсолютно, происходит увеличение государственного сектора в экономике, об этом говорят члены Совета Федерации очень часто. И, собственно, нужно думать, что с этим делать, потому что появление огромного количества государственных корпораций, живущих по собственным законам, появление госкомпаний и их доминирование в целых отраслях российской экономики, на наш взгляд, недостаточная развитость малого и среднего бизнеса – это то, что создает плохие предпосылки для развития конкуренции.

И если раньше мы могли рассчитывать на какие-то другие факторы – на высокие цены на нефть или нефтепродукты или какие-то другие стратегические преимущества российской экономики, то сегодня одним из важнейших факторов роста является развитие конкуренции. И это совершенно фундаментальный фактор, который, в общем, недооценивался, на наш взгляд, последние 20 лет. И хотя, собственно, сами нормы о конкуренции восходят к российской Конституции, которая в статьях 8 и 34 говорит о недопустимости монополизации экономики, и тем не менее мы сегодня во многом отстаем во внедрении современных конкурентных норм, которые очень бы помогли, потому что конкуренция всегда рождает повышение производительности труда, конкуренция всегда способствует инновациям, конкуренция всегда способствует прозрачности, и конкуренция, если она внедряется, снижает ту долю государственного участия в экономике, где она не очень нужна.

Есть сферы, где она нужна и должна быть обязательно, например, оборонный комплекс и целый ряд других сфер, но целые сферы, огромные блоки, такие как жилищно-коммунальное хозяйство, сегодня, по сути, у нас подвластны ГУПам, МУПам, фактически туда бизнес не может прийти в силу разных причин, конкуренция там не развивается.

Целый ряд шагов на эту тему Правительство предложило. В частности, был внедрен так называемый стандарт развития конкуренции в регионах, о котором вы хорошо знаете, и примерно половина российских регионов те нормативы и реальные параметры, которые были внедрены, например, в таких важных сферах, как сфера транспортного обслуживания пассажирских перевозок или, скажем, в детском дошкольном образовании, достигли. То есть сегодня у нас появились и детские частные садики (и это хорошо) там, где не хватает (вы знаете, есть проблема) государственных детских садиков. Во многих городах, таких как Москва, например, скажем, доля частного транспорта в общем объеме пассажирских перевозок достигла почти половины.

И это хорошо, когда государство гарантирует услугу тем, что у него есть определенное присутствие на том или ином рынке, и, если что-то случается, государство может быть уверено в том, что оно подстрахует, скажем, в том же транспортном обслуживании, всегда исполнит все свои обязательства перед нашими гражданами. Но когда приходит туда частный капитал, развивается конкуренция, приходят инвестиции, и бюджету не надо тратиться на покупку новых автобусов, если говорить об этом примере, и так далее и тому подобное.

И мы сегодня, мне кажется, к сожалению, еще не достигли вот этого понимания того, насколько эффективным фактором экономического роста в долгосрочном смысле будет являться развитая конкуренция.

Поэтому Правительство и Президент приняли целый ряд важнейших решений в последнее время. В частности, мы по поручению Владимира Владимировича Путина готовим так называемый национальный план развития конкуренции, который включает в себя, во-первых, соответствующее руководство для государственных служащих, когда глава исполнительной власти и глава государства говорят государственным служащим в развитие конкуренции, что надо делать для развития конкуренции, а вот чего точно делать не надо. А у нас по-прежнему доля нарушений со стороны самого государства и со стороны муниципалитетов и государственных структур в сфере конкуренции велика: если раньше превышала 50 процентов, то сейчас примерно 37 процентов. Определенный прогресс есть, но это самая большая доля нарушений среди всех субъектов, которые в этом участвуют.

И, во-вторых, конечно, там отмечаются основные пути и направления, что, собственно, нужно сделать для развития конкуренции.

 

 

И, не дожидаясь, собственно, выхода этого акта, поскольку мы очень надеемся еще поработать и с Государственной Думой, и с Советом Федерации над этим проектом указа Президента, который, собственно, и называется национальным планом развития конкуренции, мы очень надеемся на ваши добрые советы и конструктивную критику и обязательно эту работу, уважаемая Валентина Ивановна, должны провести в ближайшее время. Мы очень просим, чтобы та рабочая группа, которая у нас есть, обсудила этот документ, поскольку он является фундаментальным, как я уже сказал, и основополагающим и должен по замыслу авторов каждые три года обновляться. Мы решили за три года часть проблем, отчитались, посмотрели, достигли ли мы каких-то результатов в той или иной сфере. И дальше идет еще один план на три года и так далее. И, конечно, уже в этот план попадают такие важные сферы, как здравоохранение, скажем, транспорт и многие другие очень важные.

Но Правительство не стало дожидаться, собственно, выхода этого указа. И, когда мы делали очередной доклад о состоянии конкуренции в Российской Федерации (а это фундаментальный и уже 10-й наш труд, и мы 10-й год представляем этот доклад, который размещен на нашем сайте, который, собственно, рожден в работе с депутатами, общественными организациями, экспертами, и, собственно, это такой коллективный труд, который каждый год описывает тенденции развития или, наоборот, деградации конкуренции в целых сферах, это всегда такой "сердитый" доклад), мы старались ничего не затушевывать и писать о ситуации вместе с общественными организациями так, как мы, собственно, ее и видим. И Правительство издало соответствующее постановление, согласно которому к 1 марта 2017 года порядка 15 наших федеральных органов исполнительной власти вместе опять же с общественными экспертными структурами должны создать "дорожные карты" по развитию конкуренции в этих отраслях. И мы очень хотим, чтобы в тех рабочих группах, куда будут входить Федеральная антимонопольная служба, соответственно Министерство экономического развития и отраслевое ведомство, были члены Совета Федерации и депутаты Государственной Думы, чтобы мы сразу согласовывали позиции, для того чтобы эти "дорожные карты" создавались, а потом воплощались в жизнь в пределах тех самых трех лет, о которых Президент, как мы надеемся, подписав соответствующий указ, скажет в своем решении.

Теперь еще несколько слов о важнейших проблемах, которые хотелось бы отметить. К этим проблемам я отнес бы, во-первых, всеобщую картелизацию российской экономики. В мире принято считать, что самым опасным правонарушением и преступлением в экономической сфере является создание картелей, то есть организованных групп по поддержанию цен, по бойкоту, уничтожению конкурентов и так далее, и так далее, и так далее. Нам за последние 10–12 лет мало что удалось создать в этой сфере, кроме законодательства. 178 статья Уголовного кодекса, целый ряд подзаконных актов – все сформировано. Но мы сегодня не просим каких-то дополнительных себе полномочий… Я еще раз хочу сказать: мы сейчас не про то, чтобы ФАС дать какие-то полномочия в области оперативно-розыскной деятельности или чего-то еще. У нас очень большая просьба вникнуть вместе с нами в эти проблемы, для того чтобы постараться убедить наших правоохранителей в том, что это должно стать важнейшим приоритетом правоохранительной политики в экономической сфере.

Мы сегодня не добиваемся тех результатов, которых можем добиться. Пример: только в сфере распределения в рамках госзакупок медикаментов в Российской Федерации за три года нами выявлено около 1 тысячи картелей. Практически все торги картелизованы, все торги мошеннические, почти все торги практически приводят к тому, что цена на них не падает, а поддерживается, и бюджет несет непосильные расходы, а из-за этого, понятно, гораздо меньшее количество пролеченных людей мы получаем в нашей практике. И это только одна сфера, о которой я сказал. Об этом хотелось бы сказать прямо, и нужны какие-то специальные группы, в том числе на законодательном уровне, и, может быть, прежде всего для того, чтобы эта проблема была совершенно уже качественно изменена, подход к ней, потому что мы сегодня бьем по "хвостам" и не успеваем с этим справляться.

И, конечно, я не могу не сказать о государственных закупках. В общем, конечно, огромное количество поправок, которые уже были приняты, существенно не улучшили ситуацию. Она по-прежнему остается плохой. Опять же причина – это сговоры прежде всего, о которых я уже сказал, с которыми мы не умеем бороться, ну и целый ряд других причин. Более 3 тысяч процедур используется, например, по закону № 223, когда, собственно, наши госкомпании и госкорпорации, не сильно отличающиеся, например, от государственных структур, вдруг имеют возможность вместо того, чтобы по понятным процедурам осуществлять соответствующие торги и делать закупки, делают это по непрозрачным процедурам, а количество так называемых единственных поставщиков уже выросло просто сверх всякой меры. У нас на абсолютно конкурентных рынках назначены на неопределенный срок с бесконечными полномочиями отдельные компании, которые, по сути, получают огромные преимущества, искажают всю конкуренцию на этом рынке, получая огромный и мощный госзаказ.

 

 

И в это время другие компании просто умирают, потому что они не получают этих возможностей, и они навсегда назначены почему-то на этих конкурентных рынках. Это, конечно, очень плохой фактор, он не только не способствует росту, но и ограничивает конкуренцию, и, конечно, ограничивает возможности компаний. И, конечно, мы должны сделать максимально возможной поддержку малого и среднего бизнеса через государственный заказ. Когда говорят о том, что 3 трлн. рублей получает малый бизнес сегодня в результате госзаказа, это не так. Просто в методике мы, государственные чиновники, решили учесть, что, когда распределяется субподряд при получении и там оказываются малые компании, а компании сдают всякую отчетность о том, что якобы там малый бизнес принимает участие, они засчитываются как бы в общую сумму. Тут мало того что двойной счет происходит, хуже того – под видом этого малого бизнеса мы фактически учитываем "помойки" по отмыванию денег и "однодневки".

Поэтому, конечно же, сегодня можно говорить о том, что, ну, 300, 400 миллиардов получает малый бизнес в результате госзаказа по всем системам, которые идут, в качестве первого получателя, получателя первой руки, когда он выигрывает аукцион или конкурс (а другие цифры, мне кажется, от лукавого), но это очень мало для нашей страны, это очень мало. И если бы мы смогли эту систему изменить, а для этого нужно принять, конечно же, те пакеты поправок, которые уже два с половиной года мы не можем принять, которые вводят всеобщие электронные торги и убирают эти ужасные бумажные пакеты, которые куда-то все время перемещаются, что-то с ними все время происходит, там просто не будет возможности несанкционированного доступа, таким образом, чтобы это не было установлено. И эти электронные торги должны быть внедрены, так же, как наши монополии прекрасно защищают свои интересы через закон № 223. И когда мы говорим вместе со Счетной палатой, вместе с экспертами, вместе с Министерством экономического развития о том, что нужно обязательно ввести исчерпывающее количество процедур для них, пусть их будет 10, 20, но не 3600. Пусть у них будет единственный поставщик, пусть будут какие-то закрытые сферы в обороне – все это абсолютно понятно и ясно. Но нельзя же допускать такого разгула, когда что хочу, то и делаю.

И сегодня я прошу вас, уважаемые законодатели: пожалуйста, не поддерживайте ту же компанию "Газпром", которая ходит в Госдуму и блокирует все эти инициативы, мы это видим в комитете. Когда они придут к вам с этими поправками, ну, не поддерживайте вы их, пожалуйста, разберитесь, чего они хотят. Мы хотим всего лишь прозрачности, поддержки малого бизнеса и открытых процедур, ничего больше. Вообще-то говоря, для гражданина абсолютно никакой разницы между ФОИВ, скажем, и госкорпорацией нет. (Микрофон отключен.)

 

Председательствует
первый заместитель Председателя Совета Федерации
Н.В. Фёдоров

 

Председательствующий. Игорь Юрьевич, сколько нужно еще времени?

И.Ю. Артемьев. Я завершаю.

Председательствующий. Пожалуйста, продлите.

И.Ю. Артемьев. Я хочу сказать, что мы ознакомились с вашими вопросами, уважаемые сенаторы, с удовольствием расскажем об этом. Много вопросов было посвящено тарифному регулированию. Я о нем скажу только буквально одну фразу сейчас. Нам удалось в последний год добиться того, чтобы в тарифном регулировании осуществлялся принцип "инфляция минус". И нам удалось сделать большие шаги, для того чтобы не было того, что называется "дискриминацией". Раньше принцип был очень простой: могу выдать тариф любой кому хочу и какой хочу, а кому хочу – могу не выдать. Так было устроено наше законодательство. Сотни актов Правительство сейчас изменило, для того чтобы эту систему упорядочить. Но я лучше эту тему освещу в ответах на ваши вопросы, которые я уже видел, и я знаю, что они последуют. Спасибо большое за внимание.

Председательствующий. Спасибо Вам большое, Игорь Юрьевич.

Вопросы.

Пожалуйста, Александр Давыдович Башкин.

А.Д. Башкин, член Комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству, представитель в Совете Федерации от исполнительного органа государственной власти Астраханской области.

Уважаемый Игорь Юрьевич, у меня уточняющий вопрос на тему, которую Вы затронули. Закон № 223 дает право заказчикам использовать множество способов закупок, по-разному именуя их. Однако в реальности все эти способы являются закупкой у единственного поставщика. Вы об этом говорили. Таким образом, фактически торгов, состязания не происходит, и этой возможностью пользуются недобросовестные заказчики. Какие на Ваш взгляд следует внести изменения в этот закон с целью устранения законодательной лазейки?

И второе. Этот же закон дает право заказчикам отказаться от заключения контракта с участником даже в случае уже состоявшихся торгов и определения победителя. В ряде случаев эти действия содержат коррупциогенные признаки. Пожалуйста, поясните законодателям, поддержите ли Вы корректировку закона в части ограничения возможности расторжения контракта после состоявшихся торгов? Спасибо.

И.Ю. Артемьев. Спасибо большое.

Я хотел бы сказать, что два с половиной года назад такой пакет поправок в закон № 223 был сформирован Правительством Российской Федерации, был принят в первом чтении в Государственной Думе и после этого заблокирован нашими естественными монополиями и крупными госкорпорациями, которые ничего этого не хотят. Они говорят, что именно они представляют интересы национальной безопасности. Наши госкорпорации говорят, что это они – Министерство обороны и они – ФСБ, ну, как бы все вместе взятое. Там, где действительно нужны сферы секретности, они говорят – у них нужно еще больше. Определенные такие небольшие сферы есть у них, но они легко очень выделяются, но все остальное должно быть открыто.

 

 

Но они говорят о том, что все развалится, начнутся страшные катаклизмы, и это почему-то убеждает наших уважаемых коллег, и мы не можем принять эти поправки. Некоторые отраслевые ведомства в самом Правительстве тоже занимают такую позицию, поддерживая эти монополии.

Поэтому, конечно же, что предлагается? Семь процедур, причем одна из них – это единственный поставщик. Не спрашивая ни ФАС, ни Счетную палату, ни кого угодно, если они считают, они могут назначить единственного поставщика, но с указанием срока и собственно уведомлением контролирующих органов, чтобы мы просто видели почему. Никто им ничего не навязывает. Пожалуйста, они могут это сделать.

А все шесть остальных процедур… Уж извините, если вы торги объявили, если это аукцион, то он должен быть аукционом, если это конкурс с ограниченным участием, он должен быть конкурсом с ограниченным участием, а не бог знает чем, каким-то синтезом каких-то ужасных совершенно процедур, которые все решаются под столом. Вот и вся наша просьба к ним. Вот эти шесть процедур, кроме того, мы говорим, вы переведите в электронный вид, только в электронный вид. Но единственный источник-то у вас остается. Что вам нужно? Нет, и всё.

Более того, предлагалось только что вывести вообще из-под действия конкурентных процедур все финансовые рынки, то есть на финансовых рынках в области выдачи кредитов, страхования и всего остального вообще все закрыто. Но это очень архаичный подход. В XXI веке, веке, когда развиты технологии таким образом, нужно стремиться к прозрачности и конкурентности. Вместо этого наши корпорации, к сожалению великому, играют роль таких не прогрессоров (мы хотели бы, понимая, что у них много денег, чтобы они были прогрессорами), они играют роль таких вот регрессоров, и мы не можем пока с ними справиться.

И второй ответ касательно того, что можно, уже после того, как торги прошли, не делать чего-либо. Бывают исключительно редкие, крайние случаи – например, изменилась политическая конъюнктура, что-то произошло в эти дни, пока шел тендер, когда можно от чего-то отказаться. Мы считаем, что сами компании такого права надо лишить. Мы думаем, что такое решение можно принимать по согласованию с Правительством, чтобы они объяснились хотя бы. Потому что сейчас делается так: цвет глаз не понравился у победителя, не тот победил – свободен. Мы такие случаи знаем, очень часто.

 

Председательствует
Председатель Совета Федерации
В.И. Матвиенко

 

Председательствующий. Спасибо.

Сергей Федорович Лисовский, пожалуйста.

С.Ф. Лисовский, первый заместитель председателя Комитета Совета Федерации по аграрно-продовольственной политике и природопользованию, представитель в Совете Федерации от законодательного (представительного) органа государственной власти Курганской области.

Уважаемый Игорь Юрьевич, я бы хотел обратить Ваше внимание на закон о регулировании торговой деятельности. Когда мы делали первый вариант этого закона несколько лет назад, ваша служба и Вы лично очень активно помогали нам в этой работе. Сейчас, в 2016 году летом, был принят второй пакет поправок, там еще более усилена значимость вашей службы в связи с этим законом. Но, к сожалению, как нам кажется, в регионах сейчас есть определенная сдержанность ваших служб в отношении этого закона. Я бы хотел спросить: есть ли у вас конкретный план именно по этому закону, по работе, чтобы он сейчас стал эффективно работать?

И.Ю. Артемьев. Уважаемый Сергей Федорович! Я хочу сказать, что единственная наша сдержанность заключается в самом законе, поскольку законодатели объявили переходный период до 1 января 2017 года, которое только-только осталось позади. И поэтому, конечно, если мы приходили бы на проверки и стали бы чего-то требовать, нам в свое время бы сказали: "Друзья, а переходный период. Чего вы от нас можете требовать, какие штрафы применять?".

Тем не менее мы к этой работе готовились. Мы издали соответствующие, вы знаете, наши нормативные акты, они у нас на сайте. Мы определились с вами, что и как вообще нужно исчислять при этом, и сейчас мы выходим на проверки. Более того, соответствующие поручения и приказы сделаны. К 1 марта мы ждем уже свод по всей стране, от всех наших регионов.

А вообще, хочу сказать, обращаясь к уважаемым членам Совета Федерации: давайте вместе сформулируем наш план. Мы абсолютно не против. Давайте вместе с вами, опять же в рабочей группе вместе с депутатами Госдумы (вы это чувствуете лучше, чем мы) определимся, что проверять, что является самым главным злом, что является меньшим, с чего начинать, и мы с удовольствием последуем этому плану. Так что работа есть, будет, и мы доложим вам отдельно, если вы посчитаете это нужным, здесь, в зале или на заседаниях комитетов результаты этой проверки.

Председательствующий. Спасибо.

Сергей Вячеславович Калашников, пожалуйста.

С.В. Калашников. Спасибо, Валентина Ивановна.

Уважаемый Игорь Юрьевич! Эйфория после принятия закона № 44-ФЗ у всех прошла. Более сотни нормативных актов, которые разъясняют этот закон, не привели к его, скажем так, пониманию и простоте. Так не лучше ли сейчас написать новый закон, поскольку старый точно не работает? Но я хотел сказать о другом.

Мы с пониманием относимся к вашей работе (в каких сложных условиях вы работаете, сейчас нам рассказали), но есть вещи, которые очевидны, и вы их не делаете. Пример – это стоимость чая, воды и прочего в аэропортах. Вот я сделал сопоставление: вода в аэропортах в пять раз дороже, чем на железной дороге, в вагонах, а чай (400 рублей) в 13 раз дороже, чем на тех же железнодорожных путях.

 

 

Вы мне неоднократно давали отписку, что все правильно. Вам что, не известны такие слова, как "картель", "сговор" и так далее?

И.Ю. Артемьев. Спасибо большое за этот вопрос, Сергей Вячеславович.

Мы действительно проводили проверки в аэропортах, у нас были дела. Правда, последнее такое дело, я помню, наверное, года четыре назад мы проводили в "Шереметьево". Мы действительно установили границы рынка, поскольку там закрытая зона, как границы аэропорта. И поэтому эти компании являются монополиями там, или если там три-четыре кафе обладают доминирующим положением часто, и мы их оштрафовали в свое время. Ну, может, мы ослабили эту работу.

Спасибо за совет. Мы займемся сейчас этим с удовольствием снова. В принципе, как вы знаете, мы занимаемся парковками на тех же самых принципах у тех же аэропортов. Здесь вроде мы постоянно это делаем. Ну, значит… Спасибо за совет. Сейчас займемся снова. Хорошо.

Председательствующий. Спасибо.

Олег Александрович Казаковцев, пожалуйста.

О.А. Казаковцев. Спасибо, уважаемая Валентина Ивановна.

Игорь Юрьевич, вопрос к Вам. В рамках двустороннего соглашения авиакомпания "Победа" получала льготное обслуживание в аэропорту "Победилово" города Кирова. В связи с окончанием соглашения аэропорт предложил наземное обслуживание авиакомпании "Победа" по тем же ценам, как для других участников рынка. В результате на сегодняшний день получили: авиакомпания "Победа" прекратила продажу билетов и объявила, что снимает это направление. Возможно ли ФАС России проверить действия компании "Победа", которая имеет более 70 процентов перевозимых авиапассажиров на этом направлении, в Москву? Спасибо.

И.Ю. Артемьев. Спасибо.

Мы эту информацию уже получили, мы будем этим обязательно заниматься. Мы будем Вам очень признательны, если Вы нам дадите какую-то информацию, которой Вы обладаете, на эту тему. И, конечно, мы очень просим администрацию Кировской области тоже высказать свою точку зрения.

Мы начнем разбирательство по этому поводу. Нужно посмотреть, что это такое. Необоснованный отказ в заключении договора? Либо это экономика у них не выдерживает, потому что, понятно, они летают по более дешевым тарифам. Мы разберемся вместе с вами и доложим вам.

Председательствующий. Спасибо.

Дмитрий Александрович Шатохин.

Пожалуйста.

Д.А. Шатохин, член Комитета Совета Федерации по бюджету и финансовым рынкам, представитель в Совете Федерации от исполнительного органа государственной власти Республики Коми.

Игорь Юрьевич, добрый день! Вопрос следующий. Вы знаете…

Председательствующий. Зажигается панель…

Д.А. Шатохин. Вы знаете, что в субъектах Российской Федерации действуют так называемые центры энергосбережения, механизм аккумулирования средств, тарифообразования, которые мы упоминали. Я представляю Республику Коми, и у нас такой центр действует 10 лет, реализовано 164 проекта. И наше субъективное мнение – что механизм достаточно хороший.

Но тем не менее каждый раз надзорные органы указывают, что это не совсем законно. Я хронологию укажу. Прокуратура Республики Коми в 2013 году выходит с иском в арбитражный суд Республики Коми. Арбитражный суд указывает, что все верно, все законно. Далее. ФАС Волго-Вятского округа указывает, что все законно, тоже в 2013 году. И даже процитирую: "Аккумулирование денежных средств в рамках указанного механизма направлено на недопущение нарушения прав и интересов, предусмотренных законодательством об энергосбережении". Далее. Костромская область. Верховный Суд России указывает, что все законно. Кемеровская область. Арбитражный суд указывает, что все законно.

Но в очередной раз в прошлом году мы получаем от вас, ФАС России…

Председательствующий. Завершайте, пожалуйста.

Продлите время Дмитрию Александровичу.

Д.А. Шатохин. Без учета указанной судебной практики были приняты приказы об отмене приказа службы Республики Коми по тарифам об установлении именно вот этого тарифа.

Поэтому вопрос: как Вы прокомментируете данную ситуацию? Как вообще к механизму этому относитесь, аккумулированию средств? И третье – предложение: если есть такая проблема, давайте вносить поправки в закон об энергосбережении, узаконивать данный механизм. Спасибо.

И.Ю. Артемьев. Спасибо большое.

Сразу несколько вопросов здесь. Мы действительно отменили целую серию приказов соответствующего регулятора Республики Коми, то есть РЭК Коми, посчитав их незаконными. И мы разбирали эту ситуацию в рамках согласительной процедуры, установленной законом. И я подписал целую серию приказов по значительному количеству регионов, поскольку там соответствующий тариф превышал тот, который должен был быть. И мы готовы, если нужно, Вам показать и предъявить результаты наших расследований этой процедуры, соответствующие данные. И можем с Вами поспорить, но мы убеждены, что мы сделали правильно.

Это касалось не только Республики Коми с известными делами, это касалось и Забайкальского края, еще целого ряда регионов. Потому что раньше принцип был какой? Устанавливался некий верхний предел Правительством Российской Федерации, выше которого, казалось бы, нельзя было. Но лоббисты всегда умудрялись написать в актах же Правительства следующее: если вы реализуете инвестиционный проект (непонятно, кто его видел и слышал), то вы можете устанавливать любой тариф. То есть, иными словами, просто эти ворота были раскрыты, и мы все время с вами удивлялись. Я, в частности, удивлялся пять – десять лет назад: почему, когда предельный тариф установлен плюс 11 процентов, почему на 70 вырос тариф в каком-то регионе? Никто понять не мог. Вот поэтому!

 

 

Мы сейчас во всех актах Правительства это убрали. И сейчас процедура другая, она ясная и прозрачная. И сегодня, если кто-то вылетает за соответствующий "предельник", мы его просто отменяем. И нам не нужны никакие дополнительные полномочия. И дальше мы идем в суды, и, к счастью, судебная власть нас поддерживает. Мы выигрываем там 95 процентов всех дел. Ну, может быть, ошибаемся в чем-то, но тенденция такая.

Что касается создания таких фондов и всего остального, я хочу сказать, что я думаю, что это не противоречит законодательству. Я думаю, что вы, наверное, правы. Действительно, практика у нас в разных регионах шла по-разному. Это касалось и создания специальных расчетных центров, когда власти создавали учреждения, собирающие с монополистов плату, чтобы не напрямую к монополистам плата граждан шла, а через специальный центр, потому что иначе эти деньги оказывались в офшорах просто. А потом граждане искали: а где работа, где деньги? И все искали управляющих этих компаний. Поэтому мы сейчас эту практику анализировали только что.

Наш Президиум ФАС (у нас, если вы помните, по закону, по четвертому пакету, появился такой высший орган, Президиум Высшего Арбитражного Суда был, а у нас есть теперь Президиум ФАС) обсуждал эту тему. И мы признали такие практики в значительной степени, вот таких фондов для координации расчетов с гражданами, законными. Поэтому, узнав о том, что в двух наших регионах наши коллеги приняли неправильные решения, мы поехали в суды и сказали в судах: признавайте нас неправыми. Мы выпрямляем практику на единую. У нас во всех регионах была правильная практика, а в двух – была неправильная. Поэтому мы сказали: мы признаем, что здесь неправильно, и унифицировали ее. И сейчас такие мировые соглашения в судах заключены только что в Воронежской области и в ряде других (сейчас просто не помню).

Но если вы еще и про другие фонды хотите от нас услышать, напишите нам поподробнее об этом, и мы должны встретиться и обсудить эту проблему отдельно, потому что может быть специфика.

Председательствующий. Спасибо.

Татьяна Романовна Лебедева, пожалуйста.

Т.Р. Лебедева, член Комитета Совета Федерации по социальной политике, представитель в Совете Федерации от законодательного (представительного) органа государственной власти Волгоградской области.

Уважаемый Игорь Юрьевич! 16 ноября прошлого года Заместителем Председателя Правительства Российской Федерации Аркадием Владимировичем Дворковичем ФАС России было дано поручение совместно с заинтересованными федеральными органами исполнительной власти, экспертным и предпринимательским сообществами дополнительно проработать и представить в Правительство Российской Федерации предложения о недопущении установления цен на стивидорные услуги в иностранной валюте.

У меня вопрос: провела ли ФАС России проработку предложений и есть ли какие-то результаты, о которых можно сообщить? Спасибо.

И.Ю. Артемьев. Спасибо большое за этот вопрос. Он очень важен для нас, и он болезненный для рынка.

Вы знаете, что произошло? Когда решили отказаться от тарифного регулирования стивидорных компаний, Федеральная антимонопольная служба говорила: давайте это сделаем. Мы говорим, что это можно, но только там, где есть конкуренция. Если в порту есть 10 стивидорных компаний, и мы проведем анализ рынка, то, наверное, это можно сделать, они будут между собой конкурировать. Но если там монополия скрытая или открытая – делать это нельзя. Сделали для всех.

Тарифы стивидоры установили во всех российских портах, их рост составил от двух до 10 раз. Что это означает для бизнеса, особенно для экспортеров? В 10 раз стали больше платить. Причины две: просто наглое повышение цен и, второе, пересчет на девальвацию, потому что в валюте устанавливали внутренние контракты. Я еще могу понять, когда ты по фрахту или по каким-то взаимоотношениям с международными агентами устанавливаешь в иностранной валюте, но можно этого тоже избежать в принципе. Мы о наших портах говорим. Там еще понятно. Нет, они посчитали в валюте на внутренний рынок стоимость своих услуг и, когда рубль ослаб, соответственно повысили ровно на девальвационный эффект, и даже выше него, эти суммы. Стали искать эти деньги. Мы думали, может быть, эти деньги направлены в этих портах в большинстве своем на строительство новых терминалов? Ничего подобного. Все эти деньги уехали.

После этого мы подготовили обвинения в отношении 23 компаний, в отношении девяти мы возбудили дела, в отношении четырех мы вынесли уже решения с предписаниями и оборотными штрафами. И предупредили всех стивидоров, что, если они не откажутся от этой истории с валютной составляющей и будут повышать цены дальше и не вернут цены к исходнику и плюс индекс инфляции, мы будем накладывать на них штрафы каждые полгода и будем возбуждать дела. Это вызвало очень жесткую реакцию со стороны владельцев российских портов. Мы были обвинены во всех тяжких. Была докладная записка Президенту о том, что мы "кошмарим" бизнес и все остальное. Но, к счастью, все эти совещания закончились. Мы выиграли ряд судов, и на этом эта работа сейчас закончена. Теперь уже технически идет реализация по каждому порту, по каждому стивидору. Это работает.

Опять же, если уважаемые сенаторы сочтут возможным подключиться к этому и если вы захотите просто даже в публичном смысле нас поддержать, будем вам очень благодарны за эту работу.

 

 

Председательствующий. Спасибо, Игорь Юрьевич.

Геннадий Иванович Орденов, пожалуйста.

Г.И. Орденов, член Комитета Совета Федерации по аграрно-продовольственной политике и природопользованию, представитель в Совете Федерации от законодательного (представительного) органа государственной власти Астраханской области.

Уважаемый Игорь Юрьевич! На протяжении последних лет в Правительстве и в бизнес-среде не умолкают разговоры об изменении налогового режима в нефтяной отрасли России – увеличении акцизов на нефтепродукты, отмене пошлин на нефтепродукты, замене НДПИ на НДД (налог на добавленный доход). Какие-то меры уже приняты, какие-то еще только планируются и находятся в стадии обсуждения. Но уже на сегодняшний день появляется информация в прессе о том, что в текущем налоговом режиме большинство нефтеперерабатывающих заводов Российской Федерации являются убыточными, а рост цен на сырье превышает рост цен на нефтепродукты, которые могут быть проданы на рынке Российской Федерации. При этом государство недосчитывается значительного объема косвенных налогов, которые в случае с бензином просто раздаются обеспеченным слоям населения, имеющим автомобили, я имею в виду, так как 85 процентов бензина приходится на личный автотранспорт… (Микрофон отключен.)

Председательствующий. Продлите время.

Завершайте, Геннадий Иванович, пожалуйста, вопрос.

Г.И. Орденов. Не считаете ли Вы, что одним из факторов, влияющих на недобор налогов и убыточность нефтепереработки, являются отсутствие у ФАС четкого целеполагания относительно его целей и задач, перекос в сторону псевдосоциальной ориентации вместо сбалансированного государственного подхода?

Одной из функций ФАС является сдерживание роста цен на топливо на внутреннем рынке Российской Федерации. Однако из-за сдерживания ФАС роста цен на бензин на рынке, по имеющимся расчетам, за последние 9–10 лет накопительным итогом (более чем порядка 5 рублей с литра) сумма недособранных государством налогов (НДС, налог на прибыль) в денежном выражении составила около 500 млрд. рублей в ценах 2016 года за указанный период. Получается, что, удерживая рост цен на бензин ниже инфляции, происходит дотирование достаточно узкого сегмента потребителей бензина, в основном являющихся…

Председательствующий. Геннадий Иванович, я прошу прощения, у Вас не вопрос, а выступление. Надо было записаться в выступления.

Напоминаю членам Совета Федерации, что по Регламенту время на вопрос – до одной минуты. Прошу придерживаться Регламента.

Завершайте, пожалуйста.

Г.И. Орденов. Проводилась ли вашим ведомством или другими государственными органами оценка действий ФАС с этой точки зрения?

И.Ю. Артемьев. Ну, конечно, мы стараемся все-таки вначале думать, а потом делать. Как вы знаете, мы добивались создания объективных индикаторов – биржевой торговли, регистрации внебиржевых контрактов и ежедневных расчетов так называемых нетбэков от соответствующих торгов на международных биржах. Когда это все было выверено, верифицировано (это произошло примерно пять лет назад), у нас каких-то произвольных скачков, связанных с необоснованным ростом цен на нефтепродукты, просто не будет, потому что этот ценовый треугольник каждый день формируется, он является абсолютно объективным. И все компании знают, что, как только они пересекут границу этих установленных индикаторов, завтра будет дело возбуждено и очень быстро решено в суде с оборотным штрафом и даже с уголовным процессом, если это картель. Понимаете, там просто выхода нет уже. Это сделанная работа, которая нас от всего обезопасит. Это первый вопрос по объективным критериям.

И второе. Что касается последствий, то действительно ниже инфляции в последние годы растут цены на бензин. Почему это происходит? Потому что определенная конкуренция на этом рынке есть.

И последнее. Почему рост идет все-таки? Потому что мы все время акцизы новые вводим. А ведь в чем ситуация? Мы спорим всегда об этом в Правительстве и не скрываем этого: любое снижение экспортной пошлины, которая запирает немножко рынок, сразу приводит к росту цены на нефтепродукты на внутреннем рынке. И любое назначение акциза прямо транслируется в цену. Поэтому, если мы хотим (это вопрос политиков, это вопрос депутатов) пополнять дорожные фонды, мы увеличиваем акцизы, но увеличиваем и цену на рынке. Но при этом мы следим, чтобы она была в пределах инфляции. Вот наша целевая задача.

Председательствующий. Спасибо.

Андрей Викторович Кутепов, пожалуйста.

А.В. Кутепов. Уважаемый Игорь Юрьевич! Распоряжением Правительства от 17 марта 2014 года был принят план мероприятий по развитию конкуренции в сфере услуг в портах, и было принято решение об актуализации реестра субъектов естественных монополий путем исключения из него операторов морских терминалов. Ответственным за исполнение упомянутых пунктов является ФАС России. Просим уточнить, в какие сроки ФАС проведет работу по исключению операторов морских терминалов из реестра субъектов естественных монополий.

И.Ю. Артемьев. Понимаете, мы только что говорили о том, что эти самые замечательные субъекты натворили в портах, подняв свои цены в 10 раз, а теперь просто…

 

 

Я рассматриваю, я вам честно скажу, необходимость выполнения некоторых решений, принятых, может быть, без достаточного обсуждения, что мы должны их исключать из реестров, как очень сомнительные. Пока они не приведут в порядок свою экономику и не перестанут грабить буквально наши, российские компании и граждан, я не собираюсь ничего исключать. Поэтому мы будем апеллировать к Дмитрию Анатольевичу, к Владимиру Владимировичу, мы будем добиваться такой ситуации, чтобы вначале была приведена ситуация на рынке в нормальное состояние. Потому что им дали свободу в тарифообразовании, то есть мы с вами доверились, но, видимо, доверились без достаточных гарантий. Они подняли цены в 2–10 раз. Сейчас они заплатят это в бюджет всё в виде штрафов. Вот когда заплатят всё в бюджет, вернутся, откажутся от валютных этих своих договоров там, где это возможно, мы начнем с ними разговаривать.

Председательствующий. Спасибо.

Светлана Петровна Горячева.

С.П. Горячева, первый заместитель председателя Комитета Совета Федерации по Регламенту и организации парламентской деятельности, представитель в Совете Федерации от исполнительного органа государственной власти Приморского края.

Спасибо большое.

Уважаемый Игорь Юрьевич! Всем понятно, что главная коррупционная проблема сегодня в сфере закупок у нас – это прежде всего раздутая до беспредела возможность посредничества и свободно плавающие цены. Вот Вы нам привели эту цифру, конечно, очень тревожную, что тысячи картельных сговоров вы выявили в сфере лекарственного обеспечения. Скажите, пожалуйста, всё же сколько вы материалов направили в следственные органы, сколько все же возбуждено уголовных дел, а самое главное, хоть один судебный приговор все же вынесен или нет? Потому что безнаказанность здесь будет рождать просто повторение этой ситуации. Спасибо.

И.Ю. Артемьев. Уважаемая Светлана Петровна, мы все такие дела направляем в правоохранительные органы, причем не просто так направляем, а направляем в процессуальной форме заявление о совершенном преступлении, в котором я ставлю свою подпись под фразой о ложном доносе мне в связи… и так далее, мне понятно, что я делаю. И это уходит пачками.

Мы можем сказать, что у нас есть оперативные группы и с ФСБ, и со Следственным комитетом. Эти две группы работают более или менее успешно. И на основании этого по статье 178 вынесены два приговора. Но чаще всего предпочитают не по этой статье, а поскольку это связано либо с коррупцией, где нарушается конкуренция, либо с коммерческим подкупом, ну, я думаю, что где-то около трех десятков дел вынесено с реальными сроками лишения свободы по этим нашим материалам.

Что касается полиции, к сожалению, те люди, с которыми мы работали 10 лет (я это не комментирую), сейчас находятся под следствием, как вы знаете, и сидят. Нам приходится новое поколение наших уважаемых коллег-полицейских пытаться научить нашему законодательству. Мы этим заняты сейчас.

Председательствующий. Спасибо.

Коллеги, давайте посоветуемся. Есть предложение дать возможность задать вопрос Алексею Владимировичу Короткову, вопросы прекратить и перейти к выступлениям. Нет возражений? Кто не успел задать вопрос, просьба направить в комитет. И Игорь Юрьевич, уверена, любезно согласиться лично на них ответить.

И.Ю. Артемьев. С удовольствием.

Председательствующий. Спасибо.

Алексей Владимирович Коротков, пожалуйста.

А.В. Коротков, член Комитета Совета Федерации по экономической политике, представитель в Совете Федерации от законодательного (представительного) органа государственной власти Калининградской области.

Спасибо.

Уважаемый Игорь Юрьевич! В информационно-аналитическом материале к "правительственному часу" указывается, что количество электронных торговых площадок является избыточным и на 20 июня 2016 года составляло примерно 170 операторов. При этом каждая площадка имеет уникальный регламент работы, разнообразные правила регистрации участников и порядок оплаты их услуг, что увеличивает затраты потенциальных участников, ограничивает доступ к корпоративным закупкам и снижает уровень конкуренции. Планируются ли какие-то действия со стороны антимонопольной службы по наведению порядка в этой сфере? Это первый вопрос.

И второй. Считаете ли Вы целесообразным уменьшение числа таких площадок и формирование единых условий участия в электронных торгах? Спасибо.

И.Ю. Артемьев. Спасибо большое за этот вопрос. Вы абсолютно правы. Особенно в системе банкротств, государственных продаж работают около 200 площадок. Некоторые площадки созданы на одно банкротство специально, потом исчезают, чтобы уже концы было не найти. Контролировать их невозможно ни нам, ни полицейским.

Было принято решение еще два года назад Дмитрием Анатольевичем внести поправки соответствующие в закон, чтобы сделать универсальные площадки, рассчитав их ликвидность и поднадзорность, чтобы можно было все это контролировать и сделать прозрачным, и отобрать их на конкурсной основе. Это было заблокировано лоббистами, когда был принят закон о банкротстве. Там установлена своя процедура. Сейчас опять из закона убрали нормы, которые создавали универсальные площадки. И нам очень нужна ваша помощь для того, чтобы это сделать. Принцип должен быть очень простой: все процедуры – госзакупки, госпродажи, банкротство, конфискат, продажа вещдоков и всего стального – должны делаться на понятном контролируемом поле примерно трех – пяти площадок, которые должны обладать еще большими финансовыми ресурсами, чтобы не обанкротиться. И, кроме того, все надзоры – Счетная палата, мы – будут за ними наблюдать (и правоохранители), сделав их абсолютно прозрачными.

 

 

Это не делается из-за того, что группы жуликов и лоббистов по-прежнему не дают это сделать ни законодателям, ни Правительству. Они обладают большим ресурсом. И, если мы с вами могли бы взяться (вот специально публично об этом говорю) за эту проблему открыто и не дать им под столом делать то, что они делают уже пять лет, я думаю, мы достигли бы хорошего результата. И, кстати говоря, экономия на этих площадках была бы сумасшедшей для бюджета.

Председательствующий. Спасибо, Игорь Юрьевич. Благодарю Вас за очень интересный доклад, за содержательные ответы. Присаживайтесь, пожалуйста.

Коллеги, переходим к выступлениям.

Ольга Федоровна Ковитиди, пожалуйста.

О.Ф. Ковитиди, член Комитета Совета Федерации по обороне и безопасности, представитель в Совете Федерации от исполнительного органа государственной власти Республики Крым.

Спасибо.

Уважаемая Валентина Ивановна, уважаемые коллеги, Игорь Юрьевич, приглашенные! Несомненно, работа, которую проводит Федеральная антимонопольная служба России, чрезвычайно важная и нужная. И я хочу поблагодарить эту службу, управление по Республике Крым, они нам действительно здорово помогают.

Что сегодня интересно для крымчан? Порты Крыма являются основной возможностью перевалки жизненно необходимых грузов на полуострове. И наш коллега, сенатор от Санкт-Петербурга (я благодарна ему), поднял вопрос, который является чрезвычайно актуальным и для Республики Крым.

Недостаточная пропускная способность портов влияет не только на открытость рынка полуострова, их насыщение товарами и услугами, но и на создание конкурентной среды, соответственно, приводит к дефициту товаров и, как следствие, росту их стоимости.

Для нас чрезвычайно удивительно то, что при высоком спросе на морские перевозки сообщение между Крымом и другими российскими морскими портами является сегодня почему-то нерентабельным. Так, стоимость доставки грузов из Новороссийска в любой порт Крыма, будь это Евпатория или Севастополь, намного дороже, нежели сегодня доставка грузов по керченской переправе.

Я хотела бы обратить на это ваше внимание и уверена, что это будет способствовать пополнению доходной части бюджета. Благодарю вас.

Председательствующий. Спасибо.

Анатолий Иванович Широков, пожалуйста.

А.И. Широков, член Комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству, представитель в Совете Федерации от исполнительного органа государственной власти Магаданской области.

Уважаемый Игорь Юрьевич, уважаемые коллеги! Одна из самых негативных черт современного социально-экономического развития Дальнего Востока – это стоимость электроэнергетики. С этого года вступил в силу очень долгожданный для дальневосточных субъектов Федерации закон о выравнивании энерготарифов на Дальнем Востоке с остальной территорией нашей страны. И в этой связи мониторинг реализации этого закона – крайне важная задача для Совета Федерации, как для палаты регионов. Но качество такого мониторинга будет выше, если Комитет Совета Федерации по федеративному устройству, региональной политике, местному самоуправлению и делам Севера будет осуществлять его вместе с Федеральной антимонопольной службой.

В этой связи мне хотелось бы, Игорь Юрьевич, к Вам обратиться с просьбой об организации такого взаимодействия со стороны вашего ведомства и с надеждой, что такое наше взаимодействие послужит действительно снятию этого энергетического бремени с крайне важного макрорегиона Российской Федерации. Спасибо.

Председательствующий. Спасибо.

Дмитрий Игоревич Азаров, пожалуйста.

Д.И. Азаров, председатель Комитета Совета Федерации по федеративному устройству, региональной политике, местному самоуправлению и делам Севера, представитель в Совете Федерации от исполнительного органа государственной власти Самарской области.

Уважаемая Валентина Ивановна, уважаемые коллеги! Я, в свою очередь, также хочу Игоря Юрьевича поблагодарить за доклад, за ответы, причем ответы и профессиональные, и откровенные, честные, я бы сказал, не было попытки уйти от ответа.

В докладе было отмечено, что достаточно большое количество нарушений антимонопольного законодательства допускают органы местного самоуправления. Здесь хотел бы напомнить, что у нас почти 22,5 тысячи муниципалитетов, и, конечно же, это часто связано с недостаточным уровнем профессиональной подготовки. Свыше 18 тысяч – это сельские муниципальные образования.

Поэтому, Валентина Ивановна, Совет Федерации давно уже стал площадкой обмена опытом, у нас уже накоплен опыт проведения в том числе семинаров-совещаний по разной тематике. Я предлагаю ФАС, чтобы мы совместно провели такой семинар-совещание в осеннюю сессию, рассказали о лучшем опыте, самых распространенных правонарушениях, показали опыт взаимодействия. Спасибо.

Председательствующий. Спасибо.

Я также хотела бы несколько слов сказать.

Уважаемый Игорь Юрьевич, уважаемые коллеги, приглашенные! Прежде всего, мы в Совете Федерации прекрасно понимаем, что в условиях развития рыночной экономики Федеральная антимонопольная служба играет важнейшую роль, имеет важнейшее значение. Очень приятно, что в Федеральной антимонопольной службе сформирован профессиональный коллектив, профессиональная команда. Вам приходится, мы понимаем, очень нелегко – и биться с лоббистами, и отстаивать свою позицию, и задействовать правоохранительные органы.

Хочу отметить особо, что Игорь Юрьевич Артемьев, который уже много лет возглавляет эту службу, – человек очень принципиальный, который не идет ни на какие уступки, который на всех уровнях честно отстаивает свою правовую позицию.

 

 

И благодаря этому наша рыночная экономика развивается более цивилизованно, чем могло бы это быть, хотя проблемы, конечно, остаются, и сегодня многие из них прозвучали.

В своем выступлении Игорь Юрьевич обратился и к Совету Федерации за поддержкой в плане уточнения, совершенствования антимонопольного законодательства. Коллеги, я прошу профильные комитеты, в первую очередь Комитет по экономической политике, Комитет по бюджету и финансовым рынкам, Комитет по конституционному законодательству и государственному строительству, Комитет по федеративному устройству, региональной политике, местному самоуправлению и делам Севера внимательно прислушаться к тому, что было сказано, и эти вопросы все должны найти отражение в нашем постановлении, с тем чтобы не просто заслушивание было отчета одного из руководителей федерального ведомства о проделанной работе, нам это важно и применительно к регионам. Но мы должны понимать и свою ответственность за создание условий для более эффективной, более содержательной работы этого важного ведомства. Поэтому я бы просила в план нашей работы на весеннюю сессию, на этот год предусмотреть соответствующим комитетам те пункты, о которых шла речь, и те направления, о которых шла речь, в том или ином формате, рассмотреть, подготовить предложения, включиться в законотворческую работу, потому что усилия Федеральной антимонопольной службы должны поддерживаться законодательно. Одной службе сложно бороться в этих непростых условиях, а проблем, еще раз хочу подчеркнуть, еще много.

Поэтому, коллеги, прошу и Юрия Васильевича (я сейчас Вам предоставлю слово) в проекте постановления учесть обязательно эти предложения, получить предложения от комитетов, от сенаторов из регионов, чтобы мы получили по итогам рассмотрения этого важного вопроса на "правительственном часе" повестку и "дорожную карту" работы по совершенствованию законодательства и поддержке тех усилий, которые принимаются Федеральной антимонопольной службой.

Игорь Юрьевич, мы обсуждали в Совете Федерации, мы действительно высоко ценим Вашу работу, Ваш профессиональный подход. Понимаем, что не все удается, не все просто, но готовы вместе с Вами дальше двигаться вперед. Спасибо огромное Вам и вашему коллективу.

Слово предоставляется Неёлову Юрию Васильевичу, председателю Комитета по экономической политике.

Пожалуйста, Юрий Васильевич.

Ю.В. Неёлов, председатель Комитета Совета Федерации по экономической политике, представитель в Совете Федерации от исполнительного органа государственной власти Ямало-Ненецкого автономного округа.

Уважаемые коллеги! У вас имеется проект постановления, которое мы предлагаем принять за основу. Просьба в течение недели направить все предложения в наш комитет. Мы все это учтем и будем предлагать принять в целом. Прошу поддержать.

Председательствующий. Спасибо.

Коллеги, есть ли вопросы к Неёлову? Нет.

Проект постановления у вас имеется. Предлагается принять его за основу. Нет возражений? Нет.

Кто за то, чтобы принять проект постановления Совета Федерации "О развитии конкуренции и совершенствовании антимонопольной политики" (документ № 2) за основу? Прошу голосовать. Идет голосование.

 

Результаты голосования (11 час. 57 мин. 41 сек.)

За                                         144 чел.           84,7%

Против                                 0 чел.               0,0%

Воздержалось                        1 чел.               0,6%

Голосовало                            145 чел.

Не голосовало                        25 чел.

Решение:         принято

Решение принято. Постановление принято за основу.

Коллеги, как уже было сказано, еще хочу напомнить, что в окончательном варианте мы будем принимать это постановление на следующем заседании. Включитесь, пожалуйста, активно в подготовку дополнений, изменений, уточнений, поправок к этому постановлению не позднее 26 января, потому что следующее заседание у нас 1 февраля.

Еще раз благодарю Вас, Игорь Юрьевич, за участие в нашей работе. Также благодарю всех приглашенных за участие. Хочу пожелать вам искренне больших успехов. Спасибо.