Николай Карташов о новых подходах к недобросовестной конкуренции

20-04-2016 | 14:52

В рамках круглого стола 19 апреля текущего года, организованного ОКЮР, начальник Управления контроля рекламы и недобросовестной конкуренции ФАС России Николай Карташов поделился с его участниками новыми  подходами к недобросовестной конкуренции.

Свою презентацию представитель Службы начал с того, что с принятием четвёртого антимонопольного пакета принципиальных изменений относительно недобросовестной конкуренции не произошло. Все изменения, по сути, закрепляют практику ФАС России и судов, наработанную за время существования регулирования.

Причинами принятия целой, отдельной главы  Николай Карташов назвал 1) понимание бизнеса и юристов относительно того, подпадает ли конкретное поведение под достаточно общий запрет, 2) сильное отставание нормативного регулирования недобросовестной конкуренции в России по сравнению с другими странами, и 3) большой массив наработанной практики, который требовал законодательного закрепления. В качестве примера он привел «необходимость квалифицировать по сути факт смешения через норму о введении в заблуждение относительно производителя товара, при том, что по сути это два разных случая».

Далее обсуждение перешло к отдельным формам недобросовестной конкуренции. В новой редакции закона появилось 7 составов и общий запрет в статье 14.8 Закона о защите конкуренции. В целом, им было отмечено, что заявитель может указать все составы, которые, по его мнению, могут быть применимы, а уже ФАС России квалифицирует их самостоятельно.

Относительно такой формы как дискредитация спикер отметил, что этот  термин принят во всем мире. По данному составу необходимо доказывать, обратил внимание Николай Карташов: «1 - факт распространения информации (например, через направление писем контрагентам, размещение информации на сайте, статью в газете и т.п.), 2 - факт недостоверности информации (ложность, неточность или искаженность толкуются как в словаре в данном случае), который иногда требует пояснений специалистов, 3 - вред или возможность его причинения (например, рассчитанные убытки, ущерб деловой репутации, спад продаж, не обусловленный объективными обстоятельствами) и обязательно причинно-следственная связь между действиями конкурента и последствиями. В качестве недавнего примера дела о дискредитации он привел дело по НДК в отношении компании Теле 2, предлагавшей сообщать о нечестности мобильных операторов, что создавало у потребителей впечатление о недобросовестности конкурентов Теле 2, подрывая их доверие.

Относительно введения в заблуждение представитель Службы отметил,  что этот состав отличается от дискредитации тем, что предполагает распространение недостоверных сведений в отношении самой компании, тогда как дискредитация направлена на конкурента. В качестве примера им был приведен случай «присвоения себе хозсубъектом товара, произведенного другим лицом (хозсубъектом). Затем участники встречи обсудили реальные дела, рассмотренные Службой в отношении производителей бытовой техники.

Далее обсуждение перешло к использованию слов в превосходной степени. В этой связи Николай Карташов отметил, что обязательным является дисклеймер, объясняющий по какому критерию оценивался товар и дающий ссылку на проведенные исследования. «Такие исследования должны быть актуальными, а также публиковаться производителем для ознакомления с ними потребителей», - подчеркнул он. Также участники обсудили возможность использования слов "пожалуй", "по нашему мнению", а также сравнения по несуществующим критериям (например, "самый волшебный"). Николай Карташов подтвердил, что такие сравнения являются допустимыми и дисклеймера не требуют.

На примерах реальных дел из практики ФАС России участники встречи обсудили приобретение права на товарный знак (в частности, дела по  "Антигриппину", "Махееву", "Летнему" напитку и других).

Относительно введения товара в оборот с незаконным использованием результатов интеллектуальной деятельности представитель Службы  отметил, что РИД является все, перечисленное в статье 1225 ГК РФ до товарного знака. «Что касается "иного введения в оборот", необходимо руководствоваться разъяснениями ВАС России, согласно которым предложение о продаже товара в сети Интернет является таким использованием», - уточнил он. Также спикер напомнил о разделении ответственности производителей и перепродавцов - в отношении последних должна применяться ст. 14.10 КоАП РФ), в соответствии с разъяснениями ВАС России.

В продолжение Николай Карташов также привел реальные примеры смешения из практики ФАС России – дела по "Русскому морю" и "Аленке. «Обычно производители копируют или имитируют упаковку конкурента, когда охраняемые элементы в совокупности с неохраняемыми приводят к смешению товаров в восприятии потребителей», - отметил он.  

Что касается промышленного шпионажа, то здесь Николай Карташов отметил, что «данный состав является наиболее сложным в части доказывания и редко используется на практике. Главное, что у компании должен быть действительно введен режим коммерческой тайны в соответствии с нормами российского законодательства». Также участники обсудили случаи переманивания сотрудников и дезорганизации работы компании, которые не вошли в перечень принятых поправок. Николай  Карташов отметил, что он не исключает включение таких составов в дальнейшем, если в будет наработана соответствующая правоприменительная практика.

Членом ОКЮР был задан вопрос относительно того, может ли, например, неуплата налогов быть признана недобросовестной конкуренцией. На  этот вопрос представитель Службы ответил, что «данный вопрос к компетенции ведомства не относится, но Служба обязательно при получении такой информации передаст её в налоговые органы». Также был задан вопрос относительно того, может ли считаться недобросовестной конкуренцией не прямое смешение товаров, а использование другого названия, которое явно ассоциируется с известным товаром - например, через противопоставление.  Николай Карташов ответил, что такие действия могли бы подпадать под определение паразитической конкуренции, которое, однако, принятыми поправками введено не было. «Тем не менее, такие действия, если они действительно приводят к негативным последствиям, могут быть оценены ФАС России с точки зрения ст. 14.8 Закона о защите конкуренции», - уточнил он.  

Далее участниками встречи был поднят вопрос о том, могут ли нормы недобросовестной конкуренции применяться к отношениям не между конкурентами. В этой связи участники обсудили дело Vacheron Constantin.  При обсуждении Николай Карташов отметил, что он не исключает применение более широкого подхода к таким делам на основании статьи 14.8 Закона о защите конкуренции, когда используется и тем самым умаляется чужая деловая репутация. Андрей Кашеваров, замглавы ФАС России, счел необходимым уточнить: «Пока рано говорить о применении норм о недобросовестной конкуренции к неконкурентам на основании единственного судебного решения».

Четвертым антимонопольным пакетом была введена возможность обжалования решений территориальных органов в Президиум ФАС России. С одной стороны, это изменение помогает быстрее и дешевле по сравнению с судебным обжалованием отменить решение территориального органа. С другой стороны, если Президиум ФАС России по сути согласен с решением территориального органа и по сути таким пересмотром решение будет только усилено и доработано, обжаловать его в суде будет сложнее. На вопрос о том, можно ли в данной связи заранее получить предварительную позицию антимонопольного органа, Николай   Карташов уточнил, что такого механизма не предусмотрено.

По вопросу подведомственности дел центральному аппарату или территориальным органам Николай Карташов предложил использовать регламент ФАС России. Тем не менее, так как многие дела, связанные с информацией, не имеют территориальных границ и должны рассматриваться центральным аппаратом. «Однако в соответствии с регламентом ФАС России может наделить территориальное управление полномочиями, основываясь  на принципе административного производства - по месту нахождения правонарушителя или места совершения нарушения», - уточнил замглавы ведомства Андрей Кашеваров.
В свою очередь участники встречи также предложили ориентироваться и на место наступления негативных последствий.

Завершая общение, ее участники единодушно отметили, что дискуссия членов ОКЮР и руководства ФАС получилась информативной и полезной для обеих сторон.

С презентацией Николая Карташова можно ознакомиться, пройдя по  ссылке.

Фотоотчет о встрече здесь.