Интервью начальника Управления контроля иностранных инвестиций ФАС России Армена Ханяна Российской газете

Интерес иностранцев к стратегическим активам РФ не смогли перебить даже санкции

Иностранные инвесторы продолжают вкладывать деньги в российскую экономику, несмотря на продление западных санкций. По данным Федеральной антимонопольной службы (ФАС), за одобрением сделок в правительственную комиссию представители зарубежного бизнеса в этом году обращались даже чаще, чем в прошлом. Кто сейчас инвестирует в Россию, какие активы интересуют иностранцев и есть ли у ФАС претензии к качеству этих инвестиций? На эти и другие вопросы в интервью "РГ" ответил начальник управления контроля иностранных инвестиций антимонопольного ведомства Армен Ханян.

Российская газета: Россия больше года живет в условиях западных санкций. Изменились ли за это время правила игры для иностранных инвесторов в части сделок, которые требуют одобрения правительства?

Армен Ханян: Правила игры - требования, условия и порядок, которые надо соблюдать, если инвесторы заинтересованы в российских активах, - установлены законодательством. И за время санкций они не изменились. Закон N 57 "О порядке осуществления иностранных инвестиций в хозяйственные общества, имеющие стратегическое значение для обеспечения обороны страны и безопасности государства" действует с 2008 года, и за это время он менялся лишь с точки зрения точечной настройки, направленной как на упрощение процесса получения разрешения, так и на уточнение норм. В целом основные изменения были внесены в 2011 и 2014 годах.

рг: В чем они заключались?

АХ: Примерно четыре года назад были снижены критерии контроля в недропользовании с 10 до 25%, выведены из-под действия закона сделки международных организаций, в которых Россия является полноправным участником, а также сделки граждан, не имеющих иного, кроме российского, гражданства. Из стратегических видов были исключены деятельность по шифрованию и криптографии для коммерческих банков и деятельность по эксплуатации радиационных источников в гражданском секторе экономики.

В 2014 году оставили только уведомительный характер совершения сделок внутри группы лиц в недропользовании. Из стратегических исключили деятельность, связанную с использованием возбудителей инфекционных заболеваний в пищевой промышленности. Но и, конечно, точечно наладили некоторые аспекты, касающиеся как стратегических видов деятельности, так и некоторых сделок.

Исключение некоторых видов деятельности из перечня стратегических говорит о том, что общества, осуществляющие такие виды деятельности, более не являются объектом регулирования закона, а следовательно, и сделки в отношении таких обществ могут совершаться без предварительного согласования с правительственной комиссией по контролю за осуществлением иностранных инвестиций в Российской Федерации. Таким образом, мы имеем сокращение временных рамок совершения сделок, приобретения хозобществ, а следовательно, и инвестирования.

Также отмечу, что совершенствование законодательства, подготовка соответствующих предложений - это процесс постоянный. У нас и сейчас готовятся поправки. Часть из них принята в первом чтении Госдумой, а еще один блок проходит процедуру межведомственного согласования. Они также носят уточняющий, технический характер. Так, идет уточнение видов деятельности, нормы закона приводятся в соответствие с недавними изменениями в иных актах, ну и ряд положений, скажем так, дисциплинирующих недобросовестных инвесторов. Речь идет об ответственности за отказ либо за уклонение от представления предусмотренной законом информации.

РГ: Планирует ли ФАС в перспективе выходить с инициативами по дальнейшей корректировке законодательства в сфере инвестиций?

АХ: Вопросы обеспечения обороны страны и безопасности государства, а значит, и нашей с вами безопасности в том числе, имеют особое значение, поэтому законодательство не должно содержать лазеек, недочетов. Ну и конечно, избыточных норм тоже не должно быть. Мы постоянно анализируем, сопоставляем все это и при необходимости выходим с инициативами. Все поправки, в том числе и находящиеся в работе, это результат такой деятельности.

РГ: Кто сейчас инвестирует в Россию? Изменился ли расклад за последние полтора года?

АХ: Говорить, что сегодня инвестирует одна страна больше, а в прошлом году инвестировала другая, неправильно. У нас вырисовывается картина стабильно инвестирующих стран, среди которых много развитых, ведущих стран. Это Кипр, Нидерланды, Франция, Китай, Германия, Швейцария, США, Италия, ОАЭ, Япония, Корея... Доля ходатайств из этих стран, как ни странно, постоянно варьируется, но от года к году их меньше не становится. Это ли не говорит о заинтересованности в России?

РГ: Каким был общий объем сделок по итогам прошлого года и каковы ваши прогнозы на этот год?

АХ: Уже сейчас можно сказать, что в этом году ходатайств по сравнению с прошлым годом меньше не будет. Если говорить в цифрах, то к нам за истекший период 2015 года на рассмотрение уже поступило 33 ходатайства. Столько же поступило за весь 2014 год. Это реальные инвестиции, не только стоимость приобретенных акций, но и запланированные капиталовложения в развитие инфраструктуры, в обновление основных производственных фондов, на создание новых рабочих мест, обучение этих рабочих и многое другое. Суммы таких сделок тоже внушительные, но о них не хочется сейчас говорить по ряду причин. Первое, это информация в некоторых случаях является коммерческой, второе, иногда нам эти цифры и вовсе не раскрываются, а мы требовать этого и не можем. А в случаях международных сделок по слиянию и поглощению, где оценивается стоимость всего холдинга, определение стоимости стратегического общества не представляется возможным. Можно ввести в заблуждение.

РГ: Какие отрасли российской экономики из числа стратегических больше всего интересны иностранным инвесторам?

АХ: Здесь тоже все традиционно. Субъекты естественных монополий, СМИ, вылов водных биологических ресурсов, производство лекарственных препаратов, источники радиационного излучения...

РГ: Как вы оцениваете качество иностранных инвестиций?

АХ: К нам приходят известные крупные игроки, транснациональные корпорации с большим управленческим и инновационном потенциалом. Это, конечно, благоприятно сказывается на нашем рынке, особенно в такой сложный период.

РГ: Есть ли у ФАС претензии к уже работающим у нас инвесторам?

АХ: Как таковых претензий нет. Но при проверке выполнения иностранными инвесторами обязательств, которые они приняли на себя при совершении сделок, проскакивают некоторые недочеты. Они не носят злостный характер и часто связаны с экономическими аспектами взятых на себя обязательств. Наша цель не просто наказать за невыполнение обязательств, а помочь в случае возникновения сложностей, найти пути исполнения взятых обязательств. Ну, если оно, конечно, допущено непреднамеренно. Это касательно инвесторов, прошедших соответствующее согласование с правкомиссией. А что касается тех, кто совершил сделку и предварительно не согласовал, здесь и нормы закона, да и практика - все говорит само за себя.

Россия же, как и прежде, заинтересована в притоке иностранных инвестиций. Это естественно для любого государства, желающего развиваться в техническом, социальном и, конечно, экономическом плане. Только нельзя забывать, что, как говорилось в одной рекламе, "не все йогурты одинаково полезны". С инвестициями то же самое. Особенно это актуально для стратегических обществ. Нужны качественные инвестиции, нацеленные на долгосрочный период, ну или, на крайний случай, среднесрочный.

В сложные периоды, в силу разных, не всегда объективных причин, когда экономика не в лучшей ее форме, когда проявляются долгие рецессионные явления, начинается отток капитала. Но и это нормальное явление в таких условиях. Компании стараются оптимизировать процесс производства, свести к нулю ненужные расходы и минимизировать издержки. Но "убегает" первым спекулятивный капитал, который пришел лишь для получения дивидендов. Инвесторы, вложившие длинные деньги в российскую экономику, прекрасно понимают потенциал нашего рынка, его емкость и перспективы. Все в этой жизни временно, и цикличность никто не отменял. На рынках будут и кризисы, и спады, но после все равно будет рост. И вот здесь те, кто сыграл на перспективу, будут в несомненном плюсе.

В конце хочу сказать: мы открыты для работы с иностранными инвесторами. Будет ли это общение в форме запросов, либо "круглых столов", либо пресс-конференций. Главное, чтобы в итоге инвестор понимал, что сотрудничество с ними наша страна приветствует, и, если имеются какие-то требования по прохождению определенной процедуры, ничего в этом страшного нет. Главное, что нет запрета.